Механизм формирования невротических расстройств (Часть 2)

Защиты могут быть иррациональны, смешны и очевидно деструктивны для одной или нескольких сфер жизнедеятельности человека, но защиты никогда не бывают неэффективны. Что только подтверждает отчаянную нужду человека в этих защитах.

Самый радикальный способ защитить себя от всего на свете – затворничество. Это путь избегающего невротика. Благо, что затворничество можно с успехом оправдывать перед самим собой тем, что бывают люди, которым не обязательно контактировать с другими людьми и миром в целом. Но стоит только заглянуть в мир затворника, как становится очевидно, что этот человек отчаянно одинок и нуждается в одобрении, поддержке, проявлении простого человеческого внимания к себе. То есть он нуждается и в общении и тёплых отношениях, но подавил в себе эти желания, чтобы поддержать иллюзию безопасности. Эти желания никуда не делись и впоследствии станут причиной дестабилизации ситуации. Проще говоря, именно поэтому невротик, ушедший от мира в поисках покоя, никогда не находит его.

Затворничество как защита максимально эффективна с точки зрения первичной тревоги невротика: затворник не контактирует с людьми, люди не могут причинить ему боль. То, что страдает вся личная и общественная жизнь такого человека, – это малая кровь по сравнению с тем, что он находится под защитой своих четырёх стен.

Единственный способ помочь такому человеку – показать ему, что существуют не менее эффективные способы защитить себя, которые не требуют ухода от людей и не требуют жертвовать всеми сферами общественной жизни. Но он, скорее всего, вам не поверит, потому что в его представлении уже давно мир разделен на 2 неравные половины: он и весь остальной мир. И посему, с его точки зрения, ваши увещевания скорее относятся к любому человеку из второй половины, кто лучше него, но не к нему самому, ибо к нему неприменимы человеческие стандарты, так как он изначально иной, гораздо хуже, чем все остальные, и, наверняка, ему уже ничего не поможет.

Таким образом, показать такому невротику всю иррациональность его суждений представляется возможным только при его желании и только при длительном ведении его через трудную дорогу психотерапии.

Если ребёнок выбрал путь соглашательства, что также является невротической защитой «я никогда никому не возражаю, меня никто не обидит», то в дело вступает неизвестный доселе элемент — вытесненная враждебность.

Ребёнок-невротик отнюдь не значит ребёнок-дурак. К слову, зачастую невротиками становятся как раз более умные по сравнению со сверстниками дети. Это означает, что каждый раз, когда он соглашается с кем-то себе в ущерб, это откладывается у него в сознании как насилие над его личностью со стороны того, кто получил от ребёнка выгоду в этот раз.

Внешне соглашаясь, внутри такой ребёнок будет кипеть от ярости, причём не всегда осознавая это. За неимением возможности отомстить или восстановить каким-либо образом справедливость, такой ребёнок будет копить свою ярость до тех пор, пока она не выплеснется в самый неожиданный момент. Если у такого ребёнка есть младшие братья или сёстры, или домашние животные его ярость может сказаться на них, потому что в тех, кто меньше его, он не чувствует угрозы. А также потому, что он усвоил, что это «правильно» обижать только тех, кто меньше тебя.

Если у него нет никакой возможности выплеснуть свою ярость, она начнёт разъедать его изнутри, изменяя его личность. Так добродушный, щедрый и отзывчивый ребёнок превратится в озлобленного, скупого и закрытого для помощи человека. Такой человек будет делать только то, что от него требуется делать, ни больше, ни меньше. Он будет ощущать, что его личность разграблена всеми теми, кто пользовался его безотказностью. У него образуется огромный вакуум внутри, и виноваты, по его мнению, в этом будут все окружающие люди а также несправедливое мироустройство в целом.

Вырастая, он будет винить своих родителей в том, что они больше не могут его защищать от людей и от мира, ведь он отказался когда-то давно от себя ради того, чтобы родители не отказывались от него, но теперь он остался и без себя и без защиты родителей. Обманут дважды.

Девушки такого типа ещё могут надеяться на то, что ответственность за неё взвалит на себя её будущий муж (хотя такие браки изначально обречены не провал, ведь вступление в брак – это только начало, жизнь подбросит немало испытаний, кроме родившихся детей, мужу придётся «тащить» ещё и свою жену), но молодые мужчины находятся совершенно в плачевном положении. Такой мужчина просто не сможет организовать семью и быть опорой для неё, он не может организовать даже себя, и это причиняет ему невыразимые страдания.

Выше уже упоминалось, что некоторые молодые люди всё же умудряются оставаться детьми даже будучи взрослыми. Родители таких детей слукавили бы, если бы сказали, что им однозначно не нравится, что их ребёнок сидит у них на шее, не строит свою жизнь, свою семью и свою карьеру. Если бы им действительно не нравилось это, такая ситуация никогда бы не сложилась, так как ребёнок будет делать только то, что ему неоднократно было велено делать в далёком детстве.

Таким образом, подобные родители сами не желают отпускать от себя своего ребёнка, но для проформы они всё же будут его пилить и ругать за то, что он сидит на их шее, просто потому что им тоже нужно куда-то сливать свой негатив, который накапливается вследствие установления социально-неприемлемой ситуации (общество порицает тунеядцев). При этом, они не могут представить ничего хуже той ситуации, если ребёнок оторвётся от семьи и создаст свою собственную. Он пропадёт с глаз, поднимется собственная тревога родителей, которые привыкли вмешиваться в жизнь своего ребёнка и говорить ему что хорошо, а что плохо. Они не так уж опрометчивы в своих страхах, потому что тот, кому всегда указывали что делать, не имеет навыков принятия самостоятельных решений, а значит наверняка ошибётся.

Только такие родители упускают из вида то, что детство – это как раз время совершать свои детские ошибки, которые не имеют печальных последствий только потому, что родители чутко следят за шагами своего дитя и всегда готовы подстраховать его от любого вреда. Ребёнок должен совершать свои ошибки, пока у него есть на это время. Только так он сможет научиться принимать верные решения, только так он сможет жить без указаний со стороны родителей и только так он осознает степень своей ответственности за все совершённые им деяния после принятия им самостоятельных решений.

Отбирая у ребёнка его самостоятельность, родители лишают его будущего, а ведь ему придётся жить ещё и после того, как родителей не станет, и некому будет давать ему советы, и некому будет оберегать его от жизненных реалий.

Невроз – это семейная болезнь. И те, кто вырос в невротичных семьях, неизбежно становятся невротиками, делая невротиками уже своих детей.

Долг каждого разумного человека – задуматься над своей собственной ситуацией и начать своё лечение, если оно необходимо, до того как невроз успел передаться дальше через поколения. Если у Вас уже есть дети, но вы до сих пор не уверены в собственном душевном спокойствии, или же Вы замечаете, что ребёнок тревожен, пуглив, нелюдим, излишне агрессивен, то самое время разрешить свои сомнения, чтобы не навредить Вашему ребёнку собственным воспитанием и чтобы у него было будущее, о котором вы для него мечтаете.

О начале формирования невротических защит читайте в первой части статьи.

Механизм формирования невротических расстройств (Часть 2): 2 комментария

  1. Аплодирую стоя! Это лучшая статья, которую я только видел! Теперь мне все понятно! Спасибо!

  2. Дельная статья. Как можно самостоятельно избавиться от невротичности? Спасибо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *